ВСЕСОЮЗНЫЙ УРОВЕНЬ

 ...В павильон ВДНХ, где представляли детское техническое творчество, брали только модели. Пришлось шестикласснику Саше Лепко сделать их школьную сенокосилку для заливных лугов в миниатюрном виде. Сделал. На шести моторчиках. Подковал «блоху» своего кружка, превзошел самого главного конструктора косилки Васю Слука, который в это время служил уже в армии. Не было, правда, да и не могло быть у модели той производительности (0,8 га в час!), что у настоящей косилки, которая может и посуху на колесах, и по болоту на съемных гусеницах. Проходит там, где и человек, и лошадь вязнут... Отвезли на Всесоюзную выставку и модель микротрактора, того, что при мне в холодном гараже совершенствовали.

 Провинциальные их модели в сравнении с другими, городскими — ракетами, луноходами, космическими спутниками, хромированными и никелированными на заводах богатых шефов,— выглядели неказистыми. Золота не получили — только бронзовые медали. Тут особо не похвастаешься. Что правда, то правда. Но правда и то, что не игрушки, а механизмы, нужные колхозу, людям, представили шереметовцы. Не для медалей они стараются...

 Рабочих рук в Березовке пока не хватает, особенно летом. Мобилизуют все силы. Но мобилизуют по-умному. Не говорят: «Пойди туда, не знаю куда и принеси 20 центнеров сена!» А говорят так, как говорят Шеремету: «Корову теща держит? Корма нужны? Нужны. Вот луг заливной, почти болото. Там заводские косилки не проходят, но ты коси. Половина — тебе, половина — колхозу. И он косит с ребятами на их оригинальной и универсальной косилке. По 7 тонн за лето на каждого работника! Вот бы всем школам такую и селам, где, как в Березовке, больше половины заливных лугов, используемых лишь на 10 процентов. А сколько инженеров-конструкторов получили бы возможность работать в своих КБ, а не махать неумело косой, заготавливая по разнарядке «второй хлеб»! Но, как считает Михаил Владимирович, тиражировать косилку рано: есть у нее огрехи, конструктивные недостатки, ведь практически из утильсырья сделана. Одни они пока на такой косят. Косят и думают, как усовершенствовать.

А в августе они старый списанный комбайн превращают в передвижную мастерскую-жатку-копнитель. Забило радиаторы комбайнов половой — подъедут, продуют компрессором; сломалось что-то в ходовой части — они тут же необходимую деталь заменят, приварят. Время всегда дорого, в уборочную особенно. А между ремонтами, которые, к счастью, не каждый день бывают, кладут хлеба в валки или солому скирдуют. Шеремет — штурвальным, а по два кружковца — помощниками. Сменяются ребята через каждые два часа — молоды слишком, но дело делают опять-таки взрослое. В прошлом году больше всех соломы заготовили. А главное — людям, как всегда, помогли.

 Может, потому и есть у Шеремета и шереметовцев такое изобретение, которое заслуживает уже сейчас самого пристального внимания сельчан. Подсказал идею бывший главный агроном колхоза Николай Дедюля. (Николай — потому что, как и Шеремет, молод, чуть больше 30; бывший — потому что переведен в Глуск командовать растениеводством района.) Заметил Дедюля, хотя это и без него многие замечают, что серийные универсальные сеялки СЗУ-3,6 работают с большими огрехами. Их 48 трубок, по которым скатывается зерно, то по очереди, а то и все вместе забиваются мягкой торфянистой почвой. Но пока это станет заметно, сеялка 200—300 метров проскочит. А потом приходится глушить мотор, идти выбивать почву из трубок. Разозлятся механизаторы — снимут трубки и сеют без остановок. Много зерна пропадает...

 Над усовершенствованием конструкции сеялки ребята ломали головы два года. И так пробовали, и эдак. Зато теперь (пять лет уже!) все колхозные сеялки работают без огрехов, без остановок. Более того, семена ложатся лучше, увеличивается площадь питания посевов. Дедюля специально не экспериментировал (план, производство), получилось стихийно: в урожайный год полполя засеяли по-старому, другую половину — по-новому. Прибавка — 3—4 центнера на гектар! Вот это ускорение! А если помножить на страну?! Ну, не на страну, на Белоруссию только, на Нечерноземье. Это же миллионы тонн хлеба.

 И эти приспособления к сеялкам, дающие дополнительные миллионы тонн зерна, могут делать шести-восьмиклассники любой сельской школы, будь у них в мастерской один шереметовский самодельный аппарат для точечной сварки. Шаблоны и операции уже разработаны. В Березовке свой колхоз такими приспособлениями уже обеспечили. Теперь работают по заказу соседнего, получая по ... 60 копеек за насадку. Переоборудование сеялки стоит всего. 15 рублей, а выгода — сотни центнеров хлеба! Школьники делают то, что не делают взрослые дяди в НИИ, КБ, на заводах. И в этом не столько изобретательский, сколько педагогический эффект Шеремета. Очень экономичной получается эта умная педагогика.

 Таких, как Шеремет, обычно называют «наш местный Эдисон» и доброжелательно хлопают по плечу, забывая при этом, что Эдисоны и миллионерами были, и почетными членами разных академий. А Шеремет, как дитя, радуется, что Дедюля списался с НИИ земледелия в Минске и старший научный сотрудник этого института идею поддержал, насадку забрал и обещал опробовать у себя, а кружковцам для пополнения материальной базы и умножения творческого потенциала передать списанные шведские и финские машины. Шеремету не до патентов, не до почетных званий. Он работает над переоборудованием все той же СЗУ-3,6 под клевер. Специальных-то сеялок специальные заводы выпускают мало, а у него зарплата большая — грех жаловаться, на все хватает...

КТО ВЫЙДЕТ В ПОЛЕ!

 Кажется, что у Шеремета все идет как по маслу. Не жизнь, а сплошные успехи. Берет вершину за вершиной. Горы инструмента в его школьной мастерской свидетельствуют о том, что администрация для такого учителя ничего не жалеет, а списанные в колхозе моторы и генераторы, приспособленные под новые станки, говорят о прочных связях с базовым предприятием. А тут еще и газеты о нем пишут, телевидение (пока Белорусское) рассказывает. Но не все так просто.

 Большой приятель Шеремета инженер Владимир Братченя рассказывал, как порой и рад бы отдать какое-нибудь старье другу в школу, да план по сдаче металлолома надо выполнять. А то оставишь своих, колхозных, без премии, да еще выговора на председательскую и свою шею накличешь. Вот и приходится гэдээровский картофелеуборщик, что отработал свой моторесурс, пускать под автоген. Ничего не поделаешь — план сверху, сверху виднее... Там масштабы другие — Шеремета и шереметовцев оттуда не заметишь.

 Мотор для самоходной косилки откуда взялся? Со списанной инвалидной коляски. А она откуда? От облсобеса, из Могилева, вестимо. Но прежде чем привезти, сколько звонил, ездил, ходил, упрашивал Шеремет с другим другом своим — директором районного Дома пионеров Игорем Михайловичем Кириным, или просто Игорем. Они с Шереметом тоже ровесники.

 Игорь Кирин, которого я, поначалу не разобравшись, стал величать директором Дворца, с горечью уточнил, что учреждение, возглавляемое им, и домом-то назвать трудно: две комнаты в аварийном здании. Правда, в одной из них телефон. Она-то и стала штабом Дома пионеров. С трудом 25 кружков в сельских школах организовали: везде в связи с вводом классов шестилеток «жилищный» кризис, кружки размещать негде.

 И все же есть, есть кружки, которые уже долго работают. Шеремет-младший, Александр Владимирович, что учителем труда в глуской школе № 1, четвертый год ведет кружок картинга. Первый карт сделали на базе старого велосипедного мотора на невообразимой раме с большими колесами и рулем. Через год, когда решились поехать в Могилев на соревнования, то приехали на всеобщее посмешище. Могилевские-то мальчишки выступали на серийных заводских картах по 600 рубликов за штуку. А тут самоделка неумелая! В Глуске и сейчас деньги «на забаву» трудно получить. И все же кое-что получили от Могилевской станции юных техников. Теперь им трудно отказывать. Ведь глуские-то ребята на последних соревнованиях в области заняли 4-е место, пропустив вперед только «столичных» — могилевских. Позади оставили ребят из таких крупных городов, как Бобруйск и Осиповичи...

 Во 2-й школе Владимир Федорович Бердышев ведет авиамодельный кружок. Начал тоже 4 года назад, когда еще в районной «Сельхозхимии» работал шофером на КамАЗе. Уже через год заняли его ребята 3-е место на первенстве области, а потом призером республиканских соревнований стал один из его воспитанников. Многие удивлялись: как же это? Обыкновенный шофер, занятый не своим делом, полставочник какой-то, и такие результаты, да еще у мальчишек из V—VI классов.

 — А может, результаты потому такие, что не на готовенькое пришли ребята, что все от начала и до конца делали своими руками? — рассуждал Игорь.— Ведь когда все сам, когда знаешь, чувствуешь каждый винтик, тобой поставленный, машина не может не слушаться — она своя.

 Работая на грузовике, окончил Владимир Федорович институт. Точнее, не успел закончить, как перевели его на должность старшего инженера: всем парком «Сельхозхимии» стал командовать. Покомандовал года три и окончательно ушел к ребятам, в учителя труда... В той же школе работает учителем физики Степан Григорьевич Зайцев, ведет кружок, единственный в области, охоты на радиолис. Правда, автоматических лис у них пока нет, так ребята в лесу по очереди за передатчик садятся: «Я лиса-один, я лиса-один...» А другие ищут и находят.

 Слушая рассказ увлеченного Игоря, я радовался, что Шеремет не один, что другие тоже «ищут и находят». Находят ту же шереметовскую педагогику, педагогику общих творческих дел. Наверное, именно поэтому и приходят к ним успехи, несмотря на типичные трудности.

 Нет, Михаил Владимирович Шеремет не чудак-одиночка, за ним целое направление, целая плеяда, как говорили раньше, учителей-воспитателей нового типа, которые не только других пытаются воспитывать, но и сами растут вместе с детьми, не перестают быть учениками, воспитанниками.

 Нет, Шеремет не один в поле... И ни в школе, ни в колхозе, ни в районе. Так и идут по жизни цепочкой, поддерживая друг друга. Игорь всегда поможет и литературу нужную подыскать, и моторы списанные достать, привезти, и с бюрократами разобраться... Но сначала Шеремет, может, сам того не желая, помог Кирину.

 По распределению отработал Игорь Михайлович три года в деревне учителем физики и решил с женой и ребенком вернуться к привычной городской жизни. Работал в школе неплохо, в охотку, с удовольствием, кружки вел. Но глушь есть глушь, и Глуск, кажется, от этого слова. Решили подаваться отсюда, а его на свободное место директора Дома пионеров стали агитировать. Условия не бог весть какие: квартиры до сих пор нет, снимать приходится, но уговорили «на годик». А годик этот в 6 лет вылился. И все из-за Шеремета. Примером своим заставил поверить, убедил, что можно работать, настоящее дело делать и не в «столицах». Да и не только этим помог. Вся организация кружков с Шеремета начинается. Как сагитирует Игорь Михайлович какого-нибудь энтузиаста, вроде Бердышева, на полставки Дома пионеров, так сразу же везет его в Березовку на семинар к Михаилу Владимировичу. Ну а у Шеремета, известно, агитация не словесная, а наглядная. Он кого хочешь и воспитает, и перевоспитает, только начни разговаривать с ним о деле... И берутся люди, идет работа.

 Я загибаю пальцы: Шеремет, Дедюля, Кирин, Шеремет-младший, Бердышев... Неплохой кулачок получается. Целый кулачище для удара «по бездорожью и разгильдяйству». А если вспомнить еще и учеников-продолжателей? Упорных, лобастых, сметливых...

ПРЕОБРАЗОВАТЕЛИ

 С Александром Владимировичем Шереметом и его пятиклассниками на уроках труда мы делали киянки, а на переменах беседовали о житье-бытье, брата вспоминали. Второй год как окончательно перешел Александр Владимирович в эту школу. Электротехнический кабинет переоборудовал, а до столярной мастерской руки не дошли. Станки старые, верстаки старые, даже дерева для поделок на уроке не хватает... Березки эти на себе из леса привез. Но со временем будет порядок.

 Будет. Я и не сомневаюсь. Потому что, пока мы разговаривали да киянки делали, трое его картингистов-девятиклассников утепляли гараж со своими, теперь уже победоносными, картами. Сами и цементный раствор месили, сами и камнем закладывали окно бывшего сарая, сарая, когда-то захламленного, отвоеванного у крыс. Никто над этими подростками не стоял, не командовал. Всё сами. И работали не вместо уроков, а после,

 Руководил работой уже вымахавший в солидного парня Витя Шумский. Тот самый, так неудачно начавший в Могилеве выступления глуских картингистов. Мало того, что осмеяли их неуклюжий самодельный карт, он, тогда шестиклассник, еще и умудрился вывалиться из него в самом неподходящем месте. Вообще, вся судьба Вити до встречи с картингом и Шереметом-младшим складывалась неудачно. Отца нег. Мать с горя или с отчаяния стала к бутылке прикладываться, А отчаяние не только от отсутствия мужа, но и от непутевого сына: то двоек нахватает, то велосипед у кого-нибудь в соседней деревне «уведет» да и разберет с ребятами «на запчасти» так, что милиция с ног сбивается, а найти не может.

 И вот — совсем другой человек, преобразившийся за 4 года совместной работы с Александром Владимировичем и ребятами не только физически, но и умственно, и нравственно. Преобразился, конечно, не во всем. Двойки и сейчас нет-нет да и появляются: сказываются старые пробелы. Но исправляет... Немудреный педагогический прием, как и его брат, использует Шеремет-младший: будешь плохо учиться — отлучу от кружка. Прием действительно немудреный и далеко не всегда и не всем, приносящий успех, но у Шереметов он работает. Мудрость не в приеме, а в притягательной силе дела, сотворчества, сотоварищества.

 Закончив работу, ребята неторопливо собрали инструменты, попрощались с нами и не спеша пошли домой. Глядя вслед их крепким, основательным фигурам, я подумал почему-то о том, что завидные женихи из них получатся — степенные, умелые, хозяйственные.

 Через несколько лет уйдут они в армию, но будут писать письма своему учителю, вспоминать тот или иной эпизод из их рабочей и одновременно творческой жизни. У них уже много общих воспоминаний... А спустя два года эти парни вернутся и... А может, и не вернутся. Присушит какая-нибудь дивчина в далеких краях. Но если даже и так — не страшно. Они все равно понесут дальше заряд не только технического творчества, но и творческого отношения к жизни, заряд человечности и передадут эти заряды своим детям. От таких зарядов вреда не бывает, только польза...

 А еще я подумал о том, что хоть ни разу ни Кирин, ни Шереметы, рассказывая о себе и своих друзьях, не упомянули слова «идейное воспитание», а говорили лишь о техническом творчестве, уверен, что это самое что ни на есть идейное воспитание, уроки не только труда, но и коллективизма, демократии. Эти парни, может и подсознательно, без долгих лекций и бесед, научились понимать, видеть главное в жизни и преодолевать трудности во имя этого главного.

 Когда я ехал к Михаилу Владимировичу Шеремету, то думал, что встречусь с интересным, неординарным человеком, а встретился со множеством прекрасных людей, и несколько дней ходил радостный, как Колумб, открывший Америку.

Нет, для того чтобы познакомиться с провинциализмом, совсем необязательно ехать куда-то далеко — с ним можно встретиться и в любой столице. Нынешний провинциализм — это прежде всего отсутствие того объединяющего или, как теперь говорят ученые, системообразующего компонента, той самой песчинки, которая ведет к зарождению и росту кристалла в насыщенном растворе.

 Шеремет и шереметовцы стали такими компонентами окружающей жизни. И потому рядом с ними меняются, преображаются и люди, и сама жизнь.

 Рассказывая о Шеремете, я ни разу не употребил, кажется, слова гражданин, гражданственность. Но сейчас настала их очередь. Мы давно почему-то, может невольно, обузили эти понятия, сделали расхожими, обиходными: «Почем брали, гражданин? Вы — последняя, гражданочка?..» Иногда называем гражданским подвигом умение хорошо, добросовестно, качественно делать свое профессиональное дело. Но разве только в этом гражданственность, а не в том, чтобы подниматься выше своего шестка, чувствовать боль и ответственность за свое село, свой город, свою страну, свою планету и объединять, объединять этот разрозненный мир? А объединяя, преобразовывать и преобразовываться. Отдает себе в этом отчет Михаил Владимирович Шеремет? Может, и нет. Но делает, преобразует.

 Мысленно я часто ругал Шеремета за то, что занят все новыми и новыми проблемами. Не спешит доводить старые изобретения до признания, до внедрения, с тем чтобы побыстрее использовать то, что может принести пользу и ему, и тысячам других людей. Предлагают ему, простому сельскому учителю труда, как какому-нибудь знаменитому футболисту, переехать в столичный Минск, работать в прекрасной школе со всеми удобствами, распространять свой опыт дальше. А он не соглашается. Он вместо этого работает с ребятами в поле на своей передвижной мастерской, совершенствует школьную метеорологическую площадку. А что совершенствовать? Таких и в городских школах сегодня не встретишь. Да и кому они нужны в век профессиональных метеорологов и информации со спутников? А он радуется, что помог жене, школе — лучше же стало! Радуется даже такому своему изобретению: вкопал обыкновенную метровую линейку — получился простой и добротный измеритель глубины снежного покрова...

 Нет, у него своя гармония с миром, в которой гражданственность, патриотизм, доброта, преданность, рационализм и широта души неотделимы друг от друга, сколько ни анализируй, сколько ни искушай его славой. А может, он понял нечто более важное: остановка, почивание на лаврах, резонные требования получить должное — это конец развития, и тогда — неподвижность, застой, провинциализм одолеют человека.

 Так от чего же рождается нынешнее захолустье при телевидении и телефоне, при быстрых дорогах на собственных мотоциклах и «Жигулях»? Только ли от недостатка внимания столиц, просчетов в планировании? А может, и от недостатка внимания к себе, к своим силам и возможностям, к силам и возможностям окружающих людей?..

 

Храпов В. Е.    И В ЭТИХ ТИХИХ ГОРОДАХ... Очерки становления нового социального и педагогического мышления. М., Педагогика, 1990.

 


 

 

Аппарат точечной электросварки

 

Гибочное приспособление для токарного станка

 

Направитель семян

 

Самодельная декоративная решетка в актовом зале Березовской СШ

 

 

 

 Веялка

 

 Техника, изготовленная в кружке

 

 М.В.Шеремет демонстрирует косилку участникам областного семинара

 

 Демонстрация электропилы

 

 Микротрактор «Школьник». За рулем – Анатолий Лепко

 

 Косилка. За рулем – Василий Слук

 

 М.В. Шеремет ведет косилку по глуской улице

 

 Микротрактор

 

 Газосварочный аппарат испытывает Анатолий Лепко

 

Сварочная кабина

 

 Электросамопрялка

 

 М.В. Шеремет показывает сварочный аппарат гостям

из Могилевской областной станции юных техников

 

 Фрезерный станок

 

 

 Участники ХIII Всесоюзной Недели науки, техники и производства для детей и юношества

с космонавтами Г. Гречко и В. Зудовым и членами оргкомитета.

Второй слева во втором ряду – Анатолий Лепко. Таллин. Январь 1986 г.

 

 М.В. Шеремет демонстрирует универсальный станок гостям из Могилевской областной станции юных техников

 

 Испытания электропилы

 

 Модель косилки, созданной в кружке

 

 Радиоуправляемая модель микротрактора, созданного в кружке (на переднем плане)

 

 Грамота ЦК ДОСААФ БССР, которой был награжден Николай Слук за активное участие

в республиканском слете юных техников и натуралистов в 1982 г.

 

 

 Василий Слук на микротракторе во время районной выставки технического творчества

в районном Доме пионеров и школьников

 

 

 Косилка из Березовки (слева) на областной выставке технического творчества (Могилев, 1989 г.)

 

 М.В. Шеремет (справа) у газосварочного аппарата, созданного в кружке (областная выставка технического творчества, Могилев, 1989 г.)

 

 Микротрактор из Березовки на областной выставке технического творчества (Могилев,

Copyright Glusk Online © 2017



При использовании материалов
делать ссылку на сайт


Рекомендуемый браузер
Google Chrome